» » Нужны ли свободному человеку ограничения?
Раздел: Законы жизниТеги: свобода, культура, закон, качество жизни

 

Нужны ли свободному человеку ограничения? «Я, действительно, ни в коем случае не хочу вернуться в то (советское) время. Хотя, я никогда не говорил, что там не было ничего хорошего – там было очень много замечательного, талантливого, прекрасного, героического...

 

Сегодня мы проходим испытания дозой свободы – это очень тяжелые испытания… дьявол гораздо хитрее, чем мы думаем, понимаете? И это испытание свободой, которое мы проходим, оно иногда меня ужасно удручает.

 

Наша демократия и свобода имеют очень определенные и понятные рамки.

 

Но сейчас я вижу такую свободу хамства и агрессии, что все чаще задумываюсь над тем, нужна ли нам эта свобода и что она такое?

 

Чтобы пользоваться свободой внутри, нужно быть очень четко ограниченным человеком – нужно иметь ряд строжайших ограничений, которых в наших отечественных людях или просто нет, или они очень зыбкие.

 

Человеку, у которого есть внутренние ограничения, можно давать свободу внешнюю. Если с тормозами плохо, то он понимает эту свободу как свободу хамить, грабить, клеветать, бить в морду.

 

Государству необходимо больше заниматься культурой, интеллектом, образованием, наукой. Гораздо больше. Несравнимо больше, чем оно занимается этим сейчас. Мне кажется, что это не тот выход, который принесет завтра же, буквально на следующий день какие-то результаты. Но это, мне кажется, самый реальный и верный путь исправления этой ситуации. Потому что, повторяю, культура – это ряд ограничений, это какие-то вообще правила человеческого существования, вообще человеческое лицо, это человеческий облик народа. А этим очень мало занимаются или не занимаются вообще. Нет плана какого-то в этом отношении.

 

Я бы начал с образования. Пересмотрел приоритеты в образовании. И вообще систему образования. Это очень непростые вопросы, я абсолютно согласен. Я сам преподаю, и даже на уровне высшего учебного заведения тоже масса проблем, и массу, мне кажется, оплошностей совершает государство в этой области. Но я бы начал с начальной школы, с преподавания, с приоритетов каких-то предметов. И как комментировать.

 

«Если есть три приоритета у страны (у России) сегодня, то я ставлю на первое место образование». В.Познер

 

В нашей стране (России), где разгильдяи и прохиндеи бродят несметными стадами, добросовестность гораздо более редкое явление, чем талант. А если в человеке это соединяется, то его уже можно заносить в Красную книгу.

 

… это общее явление. Я довольно часто бываю за границей и наблюдаю с разных сторон заграничную жизнь в разных странах. И в развитых, и в, так сказать, желанных в смысле туризма. Люди вообще, в общем и целом, леноваты по природе своей. Вообще не надо сильно очаровываться человеческой природой. Это было очень по-большевистски думать, что все хорошее от природы, а все плохое от капитализма, понимаете?

 

… в человеке очень много всякой гадости и это нормально. Да я их очень люблю, но я как-то люблю такими, какие они есть.

 

Я люблю людей, а иначе, мне кажется, я не мог бы работать артистом. Это одна из главных установок моего отца, которая мне больше всего нравится, и которую я больше всего люблю. Он выходил с безумной любовью к зрительному залу, и я так выхожу. Я обожаю зрителей. Просто обожаю, понимаете?

 

Бог не махнул еще рукой на наш мир совсем не потому, почему мы все думаем. Все думают, что это потому что там Америка, Россия как-то удерживают…, понимаете, что там решаются судьбы мира. Мне кажется, судьбы мира решаются совершенно на других уровнях...

 

… я думаю, что ОН смотрит совсем не на тех, на кого мы думаем, ОН смотрит. Я думаю, ОН смотрит, на каких-то совсем незаметных людей, которые почему-то трудятся, неизвестно почему, за какую-то минимальную или никакую зарплату, и делают какие-то громадные по доброте и беспричинности вещи

 

Замечательный французский поэт Поль Элюар как-то сказал, что художник – это глаза, а критик – это очки.

 

критики нужны, нужны-нужны. Это абсолютно необходимая профессия. Я поэтому так болезненно иногда к ним отношусь, потому что это профессия, необходимая для регулирования каких-то процессов, для художнического самоощущения, для воспитания публики, для воспитания деятелей искусств. Это все очень нужно. Просто надо, чтобы этим занимались, конечно, профессиональные и талантливые люди, вот и все…

 

Искусство – это такой великий наркотик. Я признаю точно его действие в то время, пока идет спектакль. Два часа, если сильный спектакль, люди становятся сильно лучше. Мерзавец становится лучше, вор честнеет... после спектакля... потом все, обычно, на свои места возвращается.

 

Но эти два часа, условно говоря, сильного спектакля все становится на свои божественные места: честность становится сильнее нечестности, доброта сильнее зла. И Бог, я думаю, запоминает этот момент. Человек может сам забыть эти впечатления. Но Бог запомнил, что этот человек два часа в своей жизни был к нему, к Богу, немножко ближе. И он ему, потом, скостит какие-то потом наказания, потом убавит огонек под сковородочкой.

 

Глупых людей больше, чем умных. Малоодаренных больше, чем высокоодаренных. И это нормально. Поэтому нет ничего странного, что рейтинг у дешевых и безвкусных телепередач высокий, а в театр ходит так мало народу. Высокое и глубокое понимается труднее.

 

Это не значит, что мы должны ослаблять усилия. Я за то, чтобы воспитывать публику, а не идти на поводу у низких вкусов… Это опять про культуру и воспитание, и про образование в результате. Потому что, вы понимаете, в чем дело? Существует понятие: какой-то средний культурный уровень и вообще популярное искусство. Понимаете, скажем, я в Австрии, в Зальцбурге был поражен, что 100 тысяч человек стояли под дождем, плотно накрывшись зонтами, и слушали Баха. Был фестиваль Баха и с утра до вечера играли Баха на улице прямо, на площади. Шел дождь. И люди стояли в огромном количестве, просто сколько глаз видит. Это у них их культура массовая - Баха слушать. Это так приучены у них все, понимаете? У меня это вызвало чувство зависти большой. И как-то меня вдохновило, я подумал: это же можно сделать…

 

... но не быстро, не быстро, я же не говорю, что быстро. Просто мне кажется, это надо делать. А не то, что "нет, это народ не поймет, а это не будет. Нет, не надо, не надо"… Сразу обидно за народ, потому что его, как правило, в таких случаях всегда принижают. Когда я говорю, что глупых больше, чем умных, это все тоже достаточно относительно я говорю. Потому что ведь люди умнеют, способности в них просыпаются. Ведь разные обстоятельства...

 

Бог просыпается в людях. Иногда это видишь, так сказать, глазами. Мне дано это счастье в зрительном зале видеть растопыренные детские лица взрослых людей. Знаете, когда взрослые мужики солидные, которым, в общем, не к лицу... Если бы они себя видели со стороны, они постеснялись бы. Но они вдруг перестают владеть собой по-прекрасному, лица растопыриваются и начинают как-то... Это Бог прорастает в них - на короткое время. Но, значит, люди умнеют, как-то тончают душой, она из заскорузлой становится тонкой, вибрирующей. Это же все процессы, которые происходят с людьми. И вдруг умнеет народ, понимаете?..»

 

Размышления в программе «Познер» российского актёра театра и кино, руководителя московского театра «Сатирикон», профессора, Константина Райкина показались мне очень интересными. Он говорит о том, что волнует сегодня каждого нормального человека. Лично я, согласна с точкой зрения Константина Райкина и приглашаю своих читателей просто подумать о том, к чему приведет нас испытание или искушение свободой, которую многие понимают не как личную ответственность, а как отсутствие ограничений и принуждения, и возможность поступать, как самому хочется, т.е. вседозволенность (что хочу, то и ворочу). Подумать о том, что каждый может сделать, чтобы улучшить качество жизни, сознательно повышая уровень культуры своей семьи, своего окружения…; занимая неравнодушную и активную позицию в отстаивании своего права на качественное телевещание, образование, обслуживание…

 

Уже, готовая опубликовать этот материал, вспомнила, что совсем недавно читала чьи-то интересные высказывания на эту тему...

 

Публицист, Михаил Леонтьев:

 

Наша молодежь - это катастрофная молодежь. Это разные люди с очень разными травмами. И травмы ребят с екатеринбуржских окраин, у которых отцы были уволены с заводов, это одни травмы, а травмы московской тусовки, которой с трудом даётся необходимая доза кокаина, это другие травмы. И те и другие по-своему несчастны.


Но это катастрофное поколение, у которого было выбито одно понимание ценностей и явно не сложилось другого, в массе своей. Это, в общем то инвалиды, социальные инвалиды.

И эти социальные инвалиды обладают колоссальными, абсолютно не купированными индивидуальными амбициями.

Они очень мало знают, очень мало понимают, но они привыкли к абсолютно неограниченному самовыражению.

Причём не ограниченному не только техническими возможностями самовыражаться, но и не ограниченными ответственностью.
Вообще цивилизация строилась на том, что человек за слова отвечает. Ты имеешь право говорить что угодно, ты имеешь право оскорблять кого угодно, ты имеешь право стрелять в кого угодно, но ты при этом имеешь основания полагать, что тот, с кем ты это делаешь, имеет право сказать, сделать и выстрелить в ответ.
Есть такие телефонные хулиганы, самая мерзкая, хотя и безобидная категория хулиганов, которые звонят и бросают трубку.
Они хотят построить цивилизацию на этой основе! Построить цивилизацию на основе таких людей…»


Нельзя не согласиться с жестким мнением Михаила Леонтьева. Современная молодежь (в массе своей) - не имеющее тормозов, травмированное«поколение, у которого выбито одно понимание ценностей и явно не сложилось другого». Факт!

 

Но, я думаю, что необходимы не только достойное образование, высокий уровень культуры и верное понимание ценностей, а, прежде всего, уважение к Закону и страх. Если страх нарушать Законы природы и Законы человеческой морали живет внутри человека, то он тысячу раз подумает переступить ли ему черту...

 

Нужны ли свободному человеку ограничения? Режиссер, сценарист, Андрей Кончаловский:

 

Вот мне говорят, человек должен испытывать страх обязательно. А если он не испытывает страха, он не свободен. Бесстрашный и несвободный человек – животное. Человек испытывает страх этический, он может испытывать страх идеальный перед Богом, он испытывать может страх физиологический перед смертью, он может испытывать социальный, опозориться перед другими людьми. Но это все страх. Это не значит, что это плохо. Ни в коем случае... я даже написал статью, которая называется «Страх – основа свободы».

 

Свобода — это значит: я контролирую свою жизнь каждую секунду и мне не нужно идти к священнику, чтобы он мне отпустил грехи.

 

Способность себя ограничивать делает человека свободным (из беседы с О.Журавлевой в программе «Особое мнение»).

 

В переходные (кризисные) периоды, общество (и каждая отдельная личность) переживает процесс переоценки ценностей. Это естественно.

Важно, чтобы не произошла дезориентация. Чтобы государство не прошляпило свое общество, родители своих детей, дети своих родителей, а личность самого себя.

Важно, государству не утратить уважение своих граждан, детям уважение своих родителей, родителям уважение своих детей, уважение к себе самому...

 

Страх потерять уважение, и должен, на мой взгляд, быть самым главным ограничителем на пути к вседозволенности.

 

Свобода — это ведь чувство собственного достоинства? Да или нет?

 

А это только в наших с Вами руках!

 

Читайте: Краткий курс обучения анти счастливой жизни.

Понравилась публикация? Расскажите своим друзьям!
 
Если вы заметили ошибку, выделите необходимый текст и нажмите Ctrl+Enter, чтобы сообщить об этом.
18-05-2012, 15:41Автор: Любовь Годзинская Просмотров: 2812
Комментарии на сайте  |  ВКонтакте

Наверх